Достопримечательности

Гоорские башни — одна из знаковых достопримечательностей Дагестана, расположенная в селе Гоор. В прошлом это был оборонительный комплекс из семи башен и примыкавших к ним двухэтажных жилых домов. Строения располагались на вершине горы, на краю отвесной пропасти. Четыре башни, включая самую высокую — 25-метровую — разрушены. Из них жители в XX в. построили дома чуть поодаль от крепости и таким образом перенесли аул Гоор на новое место. Но за башням и постройками, расположенными рядом, закрепилось название Старый Гоор.

До наших дней сохранились три башни, высотой примерно 15–20 м. Если судить по глухим, умело спрятанным амбразурам, то каждая из них делилась на 5–7 этажей. К сожалению, перекрытия не сохранились ни в одной.

Самой значительной была 25-метровая башня. Судя по параметрам спортивного зала, который был полностью возведен из рухнувших камней, можно сделать вывод о монументальности башни.

Все Гоорские столпы глухие, но они имеют одну любопытную особенность: небольшой наклон и сужение кверху. При обороне аула это позволяло камням, сброшенным с крыш, отскакивать от стены на большее расстояние. Существует легенда, что башни связывались между собой через подземные ходы.

Точное время возведения Гоорских башен неизвестно. Предполагается, что это конец XVII в. Но на камнях, вмонтированных в постройку, можно увидеть символы доисламского периода. К таким относятся, например, спирали-свастики — знаки критского лабиринта, символы Закавказья и Малой Азии.

Старожилы утверждают, что основателем селения был один из потомков правителя Гидатля, у которого было шестеро сыновей от двух жен. Когда старшая жена умерла, мать младших детей сделала все, чтобы ее сыновьям отошли лучшие земли. Одному из потомков умершей жены достались земли Гоора. Его три сына стали первыми поселенцами этих мест. Первоначальный аул, располагавшийся в лесном массиве, сильно страдал от набегов соседних селений. Один раз даже полностью сгорел и был перенесен оставшимися в живых жителями в новое место. Но и там враги не переставали донимать горцев. И тогда они создали третье поселение, ставшее основанием Старого Гоора.

Башни строились отдельно каждым тухумом — объединением малых семей, связанных происхождением от одного общего предка по мужской линии.

До наших дней сохранились руины одного из угловых жилых домов, который примыкал к башне. По ним можно сделать вывод о низкой кладке, характерной для народов Северного Кавказа. Стены жилища украшал красивый узор из камня, а окна и двери намеренно делались узкими и маленькими, чтобы не привлекать излишнего внимания к строению. На ночь двери запирались на засовы, а окна закрывались ставнями.

В башнях семьи также хранили запасы пищи на продолжительное время. Старый Гоор был одним из самых недоступных селений. Попасть в него можно было только с северной стороны по едва приметному карнизу через узкие ворота, у которых постоянно дежурила стража.

Что посмотреть в Старом Гооре

Помимо развалин оборонительных башен, в руинах аула можно увидеть старинное кладбище и мечеть рядом с ним. Декор, внешний вид и интерьер мечети очень архаичны, есть даже специальное место для жертвоприношений. Внутри сооружения находятся могилы двух шейхов — Рамазана и Ахмат Вали. Над захоронением Рамазана высится датированная XVI в. стела с высеченной на ней шамхальской эмблемой и замысловатой арабской вязью.

В Гоорской мечети до 30-х годов XX хранилась большая книга с листами из тонкой телячьей кожи, где фиксировались все значимые события в ауле. Во времена воинствующего атеизма книга была уничтожена.

Еще одна местная достопримечательность — Девичья скала, дагестанский вариант норвежского Языка Тролля. По легенде, с этой отвесной скалы девушки бросались в пропасть из-за несчастной любви. Сегодня здесь часто устраивают фотосессии любители колоритных пейзажей.

На возвышенности в трех-четырех километрах от села Хучни – центра Табасаранского района сохранились остатки цитадели, известной под названием «Крепость семи братьев». Предание рассказывает о том, что здесь некогда жили семь братьев с сестрой-красавицей. Говорят, что шелковистые волосы девушки были настолько длинны, что она, желая достать воду, привязывала кувшин к косам и спускала его в реку. Братья слыли признанными богатырями и умелыми воинами, они защищали окрестные села.

Однажды во время одной из неприятельских осад сестра влюбилась в предводителя вражеской армии, который хитростью уговорил ее тайно залить соленую воду в дула ружей и ножны шашек братьев, дабы спасти юношей, которым полководец обещал не только сохранить жизнь, но и возблагодарить их. Однако захватив обезоруженных защитников крепости, коварный враг нарушил данное слово. По его приказу сначала одного за другим казнили братьев, а потом убили и девушку, считая, что предавшая братьев не может быть верной кому-либо другому, а потому заслуживает смерти. Труп ее был забросан земляками-табасаранцами грудой камней.

И по сей день у дороги рядом с крепостью стоит каменный холм. Считается, что это могила несчастной сестры отважных воинов. Каждый проходящий мужчина бросает в холм по семь камней – в знак презрения к предательнице. А проходящие женщины сбрасывают с могилы по камню, в знак уважения к силе любви.

В двухстах километрах от ближайшей железнодорожной станции Белиджи, что в Дербентском районе, в глубине горного лабиринта Южного Дагестана, там, где сливаются бурные реки Самур и Ахты-чай, под сенью величественного, покрытого вечными снегами Шалбуздага раскинулся главный аул Лезгистана – селение Ахты, похожее на горного орла, раскинувшего могучие крылья.              

Согласно географическим данным, Ахты расположено на 47 гр. 27 мин северной широты и 57гр. 42мин. восточной долготы от Гринвичского меридиана и имеет самую большую численность населения среди аулов Дагестана, равную 15 тысячам человек. Селение находится на высоте 1054 метра над уровнем океана и представляет собой административный центр Ахтынского района.

Особую живописность селению Ахты придают мосты, на территории селения насчитывается 11 мостов: два — на Самуре: один соединяет Ахты с селениями Луткун, Кака, Хрюг, Зрых, а также с Рутульским районом, а второй — с селением Хкем. Семь мостов построены на Ахты-чае и его притоках. Это — крепостной мост (у места впадения Ахты-чая в Самур), железобетонный, сооруженный в 1915 г. бельгийцами Джиорсом и Дебернарди (почему-то их журналисты и местные жители считают итальянцами), верхний арочный мост, возведенный местным самородком Идрисом; затем идут мосты по дороге к горячим целительным водам: два моста у вхождения и выхода из участка «Лай» (они в настоящее время заброшены), мост через расу Мугулах, и мост через Ахты-чай у самого подхода к серным источникам. И, наконец, два моста на опасных селевыми потоками балках: первый — в центре аула, у районной больницы, построенный Гаджи-Султали, и второй — на Гуркамской балке. 

 Как писал Тагир Хрюгский:Сказок прекрасней, богаче мечтыНаш районный центр Ахты.СКОЛЬКО ЛЕТ АХТАМ?Ни один из коренных жителей не называет родное селение — Ахты Они, да и жители близлежащих аулов именуют селение или Ахцагь или Ахцагьар (множественное от Ахцагь).

Согласно мнению дагестанского лингвиста, профессора Г.Х. Ибрагимова, в названии цIаI, выделяемой в основе топонима цIаIх, восходит к начальному цIа, цIай – «огонь». Лексема цIа (цIай) с течением времени, кроме основного значения «огонь», приобретает дополнительное значение – «очаг», «дом», «жилище», «село» и, наконец, собственное название селения.Вот уже более 25 столетий аул носит свое подлинное название Ахцагъ. Позднее, во время пришествия непрошенных гостей, завоеватели по праву победителей пытались изменить его, дать ему новое название (Тури, Шах-Бани, Кендушкент, Ахты и др.), однако, народ донес до наших дней исконное, первоначальное название. И за это ему спасибо от потомков.ПРОПАВШАЯ КНИГАУченые свидетельствуют о том, что в прошлом существовала и имела хождение среди грамотных людей Южного Дагестана интересная рукописная книга под названием «Ахты-наме» («Сказание об Ахты»), рассказывавшая о многовековой истории одного из древнейших селений Дагестана — Ахты. По неизвестным причинам эта книга исчезла, и предпринимающиеся поиски современных ученых пока не дали сколько-нибудь утешительных результатов. Имеется даже легенда о том, как был уничтожен единственный экземпляр «Ахты-наме».

Рассказывают, когда в ХVIII веке Ахты подверглось нашествию полчищ Надир-шаха, местные именитые люди, дабы вымолить снисхождение у «грозы царей», собрали самые ценные подарки и преподнесли их персидскому шаху. 

Среди них была богатая шуба, сделанная из шкурок выдры, и потрепанная объемистая книга, написанная от руки, — «Ахты-наме». Шубу он принял, так как собирался пойти в поход на север, в нагорный Дагестан, лишь спросив:- Где он водится, этот самур? (Самур по-персидски выдра).- Вот в этой реке.- Хорошо, — решил Надир-шах, — пусть отныне река будет называться Самур!Взяв в руки «Ахты-наме», Надир-шах небрежно перелистал книгу и спросил:- Что в ней написано.- Это история нашего города, — ответили ахтынцы, — примите ее в дар. Шах Надир презрительно посмотрел на послов и сказал:- Здесь больше не будет города. Кому нужна книга о его истории? И бросил книгу в костер. Она сгорела на глазах ахтынских послов. Однако на этом не успокоился тиран. Он хотел уничтожить Ахты.Так как многие мужчины скрывались в горах, ища помощи у соседей, Надир-шах велел собрать маленьких детей на широком поле, где крестьяне молотили хлеб, и приказал своим всадникам затоптать их подковами. С тех пор это место ахтынцы называют Шах-харман — место шахской молотьбы.

Самоназванием села является слово «Ахцагь» и производный от него вариант во множественном числе «Ахцагьар».

Ахты находится на самом юге Республики Дагестан, в долине реки Самур, при впадении в неё реки Ахтычай. Расположен в долине пиаловидной формы, окружённой серыми каменистыми безлесными горами, между горными вершинами: Гестинкиль 2788, Ухиндаг 1870, Шалбуздаг 4142, Ярусадаг 3584. С севера к Ахты примыкает Самурский хребет, с юго-запада Гельмец-Ахтынский хребет, а с юго-востока боковые хребты, отходящие от Шалбуздага.

Ахты расположен на широте Ташкента и южнее Тбилиси, Батуми и Рима.

На протяжении всей своей истории Ахты славился своими целебными горячими серными источниками, вырывающимися с большим напором из сланцевых толщ гор. Первое упоминание источников в исторических документах относится к VI веку н. э., когда шахиншах Ирана Хосров I Ануширван, удивлённый рассказами очевидцев о целительных свойствах ахтынских вод, отправил к источникам 60 семей в сопровождении 300 воинов под руководством эмира Шах-Бани для их обустройства.

После присоединения Ахтыпаринского вольного общества к Российской империи здесь были построены небольшие здания с плоскими крышами над четырьмя источниками, которым дали наименования — солдатские, мужские, женские и офицерские. Исследовав ахтынские воды, военно-медицинское управление Самурского округа направило 15 ноября 1882 года письмо в Темир-Хан-Шуру, начальнику военно-народного управления Дагестанской области.

  • В письме указывались целебные свойства ахтынских вод, для примера приводились результаты лечения в Ширванском пехотном полку — из общего числа больных половина выздоровела, 40 процентов получили значительное облегчение и только у 10 процентов никаких изменений не произошло. Упоминалось также о большой популярности источников среди жителей Южного Дагестана. Главной проблемой в письме было обозначено отсутствие нормальной инфраструктуры для лечащихся. Далее, автор просил предпринять необходимые меры для перестройки имеющихся помещений на источниках и постройки здания для лечащихся. К письму прилагались рисунок и план местности, план дома для приезжающих и смета расходов.

В октябре 1884 года инженер Невинский доложил в письме военному губернатору Дагестана об ахтынских минеральных водах. В письме указывалось, что находящийся в 4 верстах от Ахты источник Жени плохо обустроен, а именно, открытым бассейном из мелких камней, в котором стирают бельё, а затем купаются ахтынские женщины. Температура источника была отмечена в 30 градусов по Реомюру. В версте от Жени, отмечает автор, находится серно-щелочной источник Хамам, обустроенный пятью разнопрофильными помещениями из речного камня на глине. Помещения предназначались разным категориям населения: солдатам, местным мужчинам, местным женщинам, офицерам, а также имелся один жилой дом.

Окружной врач отмечал, что источник Хамам даёт 20 тысяч вёдер воды в сутки. Уже в 1897 году начальник Самурского округа Куцевалов рапортовал военному начальнику Дагестанской области о выполнении работ по благоустройству инфраструктуры на источниках.

В советские годы инфраструктура источников продолжала развиваться. Были построены трёхэтажный пансионат, гостиница, ресторан, столовая, чайная. В годы Великой Отечественной войны на источнике Жени производили дубление кожи. В послевоенные годы получили популярность грязевое озеро с целебной массой, а также особо горячий источник, предназначавшийся для лечения радикулита. Был основан завод по розливу лечебно-столовой воды «Ахты». В конце 1950-х годов ахтынский курорт посетил советский писатель Дмитрий Трунов. В 1958 году на горячих минеральных источниках был открыт детский ревмокардиологический санаторий.

Аул Кубачи славится как «село ювелиров»: гравировку, чернение и прочие технологии ремесла здесь изучают с начальных классов школы. Но мало кто за пределами Дагестана знает, что этому традиционному промыслу — больше тысячи лет. Персидские источники еще в VI веке сообщали о существовании на этом месте города-государства Зирихгеран, жители которого занимались изготовлением и украшением оружия, ювелирным ремеслом, каллиграфическим переписыванием книг, резьбой по камню и другими изящными искусствами.

Из России сюда приезжают посмотреть на горы и купить ювелирные украшения, а во всём остальном мире Кубачи считается Меккой для коллекционеров персидской керамики Сефевидского периода: у специалистов для таких тарелок есть специальный термин Kubachi ware, и даже в лондонском Музее Виктории и Альберта в зале персидского искусства трудно не заметить ярлычки, указывающие на факт приобретения экспонатов в далеком дагестанском селе.

В домах большинства кубачинцев есть специальная комната «для тарелок», где одна стена сверху донизу увешана этими уникальными образцами, и это странным образом роднит кубачинцев со средневековыми европейскими торговцами-путешественниками: точно так же тарелки со всех концов света — сувениры из путешествий, свидетельства о том, где они побывали, — томились в сервантах голландских купцов; и точно так же раскрашенными персидскими и китайскими тарелками декорированы стены церквей в итальянской Пизе. Не менее знамениты найденные в Кубачи образцы средневековой резьбы по камню — их можно увидеть в Эрмитаже и Лувре.

Предков тут называют «старые мастера», семьи ювелиров — династиями, а само село — по историческому персидскому названию — Зирихгеран. В переводе это слово означает «кольчужники», а «кубачи» — оно же, но на тюркском языке. Глядя из центральной России, трудно поверить, что в маленьком селе может существовать непрерывная передача традиции прикладного искусства, но каждый, кто побывал в Кубачи, понимает, что еще пару веков назад здесь было что-то большее.

Аул Балхар расположен в уютной горной долине на высоте около 1 600 метров над уровнем моря. Здесь тоже живут лакцы. Нужно обязательно найти время, чтобы прогуляться по запутанным узким улочкам села в поисках культурных артефактов — старых петроглифов и символов советской эпохи.

Балхар – очень древнее место. Никто точно не знает, когда аул появился. Все документы, хранившиеся в старой мечети, были уничтожены пожаром. О его истинном возрасте и о том, как село образовалось в этих землях, мы можем судить лишь из древних эпосов.

Гончарные изделия делали во многих дагестанских сёлах, но далеко не каждая становилась столь популярной и любимой всеми многочисленными здешними народностями. Первое документальное упоминание балхарских керамических вещиц относится к 13 веку. Но и археологические изыскания и даже характер орнамента, отсылает нас в куда более древние эпохи.

Основой долголетия ремесла стал материал, который добывается из озера, что неподалеку от селения. Глины здесь разные, но в керамике чаще всего используются красно-кирпичная, белая и желтая. Её сначала долго топчут ногами и всячески мнут. По этому поводу у балхарцев есть шутка, что лучшая невеста та, у которой самая большая ступня.

Неповторимый балхарский стиль складывался довольно долго. Считается, что до конца он оформился в 17 веке. Именно в те далекие годы появился канон, которого мастерицы строго придерживаются и сегодня.

Все изделия Балхара, кроме мелкой пластики, вполне себе прикладные. В крупных сосудах хранят крупы и зерно, мелкие применяют для разных жидкостей или местной бузы, особого праздничного напитка, который делают почти все дагестанские народы. Лишне говорить, что в балхарской посуде и зерно целее, и вода вкуснее. Интересной особенностью балхарской керамики стало то, что вазы, или кувшины на гончарном круге, или по-местному «жюллЕ», не вытягиваются из цельного куска глины. Это довольно редкая и очень архаичная жгутовая манера, когда полоски глины вживляются уже непосредственно в тело сосуда.

Село Балхар. Расположено в Акушинском районе Республики Дагестан. Население около тысячи человек. Высота расположения села – тысяча шестьсот метров над уровнем моря. Основной этнос – лакцы. Лакский язык — один из 14 официальных языков Дагестана, принадлежит к нахско-дагестанской группе кавказских языков. На нём говорит около 146 тысяч человек.

Балхар – очень древнее место. Никто точно не знает, когда аул появился. Все документы, хранившиеся в старой мечети, были уничтожены пожаром. О его истинном возрасте и о том, как село образовалось в этих землях, мы можем судить лишь из древних эпосов.

Гончарные вещи делали во многих дагестанских сёлах, но далеко не каждая становилась столь популярной и любимой всеми многочисленными здешними народностями. Первое документальное упоминание балхарских керамических вещиц относится к 13 веку. Но и археологические изыскания и даже характер орнамента, отсылает нас в куда более древние эпохи.

Основой долголетия ремесла стал материал, который добывается из озера, что неподалеку от селения. Глины здесь разные, но в керамике чаще всего используются красно-кирпичная, белая и желтая. Её сначала долго топчут ногами и всячески мнут. По этому поводу у балхарцев есть шутка, что лучшая невеста та, у которой самая большая ступня.

Неповторимый балхарский стиль складывался довольно долго. Считается, что до конца он оформился в 17 веке. Именно в те далекие годы появился канон, которого мастерицы строго придерживаются и сегодня.

Канон не ограничивает балхарскую керамику в размерах. Это может быть и крохотный кувшин, и внушительная напольная ваза, где изображена историческая часть селения.

Все изделия Балхара, кроме мелкой пластики, вполне себе прикладные. В крупных сосудах хранят крупы и зерно, мелкие применяют для разных жидкостей или местной бузы, особого праздничного напитка, который делают почти все дагестанские народы. Лишне говорить, что в балхарской посуде и зерно целее, и вода вкуснее.

Интересной особенностью балхарской керамики стало то, что вазы, или кувшины на гончарном круге, или по-местному «жюллЕ», не вытягиваются из цельного куска глины. Это довольно редкая и очень архаичная жгутовая манера, когда полоски глины вживляются уже непосредственно в тело сосуда.

Мастерицы постепенно, шаг за шагом наращивают будущий кувшин, примазывают его стенки. Жгуты из глины, толщиной 2-3 сантиметра, заготавливают заранее. Но если форма изделия того требует, женщина делает необходимую глиняную полоску прямо в процессе работы. Потом кувшины лостят, превращая сосуд в герметичный.

Роспись на изделиях — это как раз то, что сделало балхарскую керамику настоящим национальным брендом. Она неподглазурная, и исполнена в древнейшей манере. Похожие узоры находили на сосудах, имеющих отношение ещё к бронзовому веку. На древнее происхождение указывают и многочисленные солярные знаки, и символы плодородия, в обилие украшающие стенки балхарских сосудов и игрушек.

Аул Кахиб— один из древнейших аулов на территории современного Дагестана. Его возраст сопоставим с возрастом Дербента, хотя эти места были населены гораздо раньше. Историки предполагают, что местность была заселена в бронзовом и даже каменном веке. Кахиб -это не один аул, а целых три. И если быть точным, то даже не аул, а местность. Но что более интересно, так это сама этимология названия «Кахиб» — оно образовано от грузинского «Кахи», что буквально означает скудная горная местность. И это не удивительно, ведь до современных границ Грузии отсюда всего сотня с небольшим километров.

Но несмотря на богатую историю этих мест, нас интересовал именно Старый Кахиб с его боевыми башнями и историей, уходящей в VIII — X века.

Старый Кахиб, был одним из самых неприступных аулов на Кавказе. Историки утверждают, что за 13 веков существования аула, был всего один прорыв захватчиков — во времена татаро-монгольского нашествия. Его боевые башни были построены именно XIII-X веках, а связь с внешним миром происходила через мост, переброшенный через каньон горной реки.

В ауле было развито производство холодного оружия, обуви, работа с деревом и камнем. Но в середине 50-х годов XX века, жители начали уходить из Старого Кахиба на противоположную сторону реки в аул Новый Кахиб. Сейчас трудно представить, но до начала 1980х годов здесь даже не было электричества. Постепенно аул пустел, и к середине 1970-х годов его покинули последние жители. На редких фотографиях середины 1970-х годов, можно заметить, что основные постройки аула в очень хорошем состоянии, вот прошло почти полвека и все изменилось…

Удивительно, но дома были построены в привычной архитектуре городов, хотя улочки и непривычно узки. И все это переплетается с привычной нам архитектурой Дагестана, когда крыша одного дома, является одновременно двором вышестоящего. Говорят, что под домами была система потайных ходов, которая даже частично сохранилась, а часть ее осталась на камне в старой мечети. Но сейчас некоторые развалины используются как хоз.постройки. Из нескольких боевых башен в Старом Кахибе сохранилась одна — в старой мечети. Тем не менее, даже она дает понимание насколько неприступным был аул. И все-же, почему жители покинули Старый Кахиб? Как говорят местные жители — долгожители, труднодоступность аула и постоянные осыпи, приводившие к гибели людей — основная причина переселения. И тем не менее, они каждый день могу видеть на противоположной стороне каньона свои родные стены, свой родной аул.

Расположившись в горном лабиринте под островерхой скалой, оно напоминает орлиное гнездо, свитое аульскими кварталами с тесными улочками.

Селение расположено в центральной части одноименного Фийского ущелья. Само ущелье средней длины, около 20 километров. Оно образовано отрогами северных склонов Главного Кавказского хребта, протянувшимися на север к реке Ахты-вац, подходя близко к Гельмец-Ахтынскому хребту.

В верховьях Фийского ущелья расположены урочища Хевач и Уцирик. Здешняя местность покрыта сравнительно небогатой растительностью. Леса здесь отсутствуют и вовсе, зато по горным склонам растут сочные луга с невысокой травой.

По дну ущелья течет стремительная горная речка Фия. Она относится к бассейну реки Самур, но непосредственно впадает в реку Ахты-вац. Близ самого селения река вбирает в себя воды поперечных ручьев с левого и правого берегов.

В половодье река доставляет фийцам немало хлопот. В черте села моста через реку нет, ее переходят вброд по камням. Однако, при разливах река становится опасной для перехода и жители обходят ее через мост, расположенный довольно неблизко ниже по течению.

Фий окружает величественная панорама горных вершин и склонов. Среди основных пиков местности вокруг села такие горы, как Яруса-сув (3584), Тиклали-кил (3508), Малкамуд (3879), Буга (2569) и другие.

Особого внимания заслуживают вершины Ярусадаг и Малкамуд. С первой открывается восхитительный пейзаж как на горы Ахтынского района, так и на территорию соседней Азербайджанской Республики. Это возможно благодаря тому, что вершина горы возвышается над гребнем Главного кавказского хребта и зрительные преграды для обзора отсутствуют.

Гора Малкамуд примечательна тем, что ее вершина круглый год покрыта снегом и от нее отходят отроги, образующие ущелье. Неслучайно она названа именно так, по-русски ее название означает «ведьма».

Отдельного внимания заслуживает знаменитый в Южном Дагестане Фийский перевал. Расположенный на гребне Главного Кавказского хребта на высоте 3273 метра, он служил путникам одним из основных горных ворот, ведущих из Дагестана в Ширван и обратно.

К сожалению, точное время основания села до сих пор точно не установлено. Здесь не проводилось необходимых для этого научных исследований, раскопок и изучения архивных данных. Существуют различные предания об основании села, которые в силу своей нереалистичности не могут претендовать на научность.

Более точную информацию можно привести о событиях последних пяти веков. Необходимо уточнить, что Фий, будучи вовлеченным во все социально-политические события и процессы Восточного Кавказа и местных государственных образований, разделял с ними общую историческую судьбу.

В конце 16 века Фий вместе с другими областями Южного Дагестана оказывается под турецкой оккупацией. Наиболее вероятно, что село относилось к Ихирскому санджаку, образованному османами.

После восстания 1601 года, результатом которого стало освобождение региона от османской власти, наступила череда вторжений ширванцев и сефевидов в пределы Самурской долины. Затем начался период становления и развития вольных обществ – государственных образований, которые пришли на смену феодальной системе власти в регионе.

В свою очередь, Фий стал одним из пяти селений, образовавших союз сельских общин Ахтыпара-2 во главе с селением Хнов. В свою очередь, Вторая Ахтыпара относилась к единому вольному обществу Ахтыпара.

В составе Второй Ахтыпары Фийский джамаат имел своих аксакалов, решавших вопросы внутреннего и внешнего управления своей общины. Отличием фийских аксакалов было то, что их число зависело от численности населения, а не количества тухумов, как было принято в горных общинах. Известно, что на каждые 20 домов приходился один аксакал.

При этом, в селе имелся один чавуш (общественный чиновник в сфере исполнительной власти) — не все селения округи обладали подобной привилегией.

В 1839 году вместе со всей Самурской долиной Фий был интегрирован в административно-территориальную систему Российской империи, прежний порядок самоуправления общины с советом старейшин и чавушами, обладавшими реальной властью, ушел в прошлое, уступив свои полномочия органам военно-гражданского управления Самурского округа.

Таким образом, Фий относился к Самурскому округу Дагестанской области. В составе Ахтыпаринского наибства образовывал Фийское сельское поселение – прообраз нынешних сельсоветов. Позже, уже в составе СССР, Ахтыпаринское наибство было преобразовано в Ахтынский район, а Фийское сельское общество в сельсовет.

В 1930 году  община села Фий вовлекается в события Хновского восстания 1930 года. 22 мая повстанцы вошли в Фий, свергнув советскую власть.

В прежние времена Фий славился своим развитым мясо-молочным хозяйством. В 1907 году община Фия имела поголовье овец и коз общей численностью в 155 тысяч голов. В 1920 году в селе была открыта школа, сразу принявшая 200 учеников.

На протяжении веков и по сей день фийский джамаат делится на родовые патронимы – сихилы (тухумы). Среди них, Бамбияр, Бегар, Ванидар, Гюлбияр, Данкар, Джандарар, Жумияр, Зулматар, Кара-Мехамедар, Карияр,  Кубушар, Микилар, Михар, Мурсалар, Сахукар, Татияр, Тингилар, Укаяр, Фаражар, Хаджипулатар, Хуркинаяр, Цакияр, Шейх-Шалбурсар, Эльдарар.

По официальным данным, в селе проживает 1691 человек. Однако, реальная цифра ниже, что обусловлено урбанизацией Дагестана, оттоком жителей из горных селений в города республики и всей России. Потому назвать точную численность населения Фия сложно назвать. Тем не менее, численность населения для столь высокогорного села весьма немалая. Не стоит забывать, что Фий расположен на высоте 2050 метров.

Фий всегда считался крупным селением. В 1869 году в селе проживало 1379 человек, что по тем временам считалось значительной цифрой. Из них мужчин было 759, а женщин 620. Село состояло из 217 дворов. В 1886 году в селе проживало 1464 человека.

До районного центра Ахты от Фия 35 километров пути. Помимо значительного удаления, сложность заключается и в специфике дороги – она проходит по горным ущельям плохого качества и по ней зачастую опасно ездить на машине. Особенно сложно передвигаться по ней зимой.

Ближайшими населенными пунктами от Фия являются Смугул (17), Гдым (23) и Хнов (22) км.

Фий является одним из самых южных насленных пунктов страны. Южнее него только находящийся по соседству легендарный Куруш, известный как самый высокогорный населенный пункт Европы. Куруш южнее Фия всего на 16 секунд.

Уникальный природный памятник Дагестана – нерукотворный мост через ущелье близ села Кужник Табасаранского района. Стометровая каменная арка шириной около 6 метров протянулась над горной долиной примерно на 50 метров и выглядит очень живописно. По сути своей это пласт песчаника, отколовшийся от основного массива.

— Правда, местные жители считают это место священным и прогулок по нему не одобряют. Благодаря этим строгостям удивительная арка и сохранилась так хорошо. К тому же прогулка по скале была бы довольно опасной, а полюбоваться на нее и сделать красивые фотографии можно и издалека.

Сегодня Кужникский природный мост относится к памятникам природы регионального значения геоморфологического профиля.

Аул Кубачи славится как «село ювелиров»: гравировку, чернение и прочие технологии ремесла здесь изучают с начальных классов школы. Но мало кто за пределами Дагестана знает, что этому традиционному промыслу — больше тысячи лет. Персидские источники еще в VI веке сообщали о существовании на этом месте города-государства Зирихгеран, жители которого занимались изготовлением и украшением оружия, ювелирным ремеслом, каллиграфическим переписыванием книг, резьбой по камню и другими изящными искусствами.

Из России сюда приезжают посмотреть на горы и купить ювелирные украшения, а во всём остальном мире Кубачи считается Меккой для коллекционеров персидской керамики Сефевидского периода: у специалистов для таких тарелок есть специальный термин Kubachi ware, и даже в лондонском Музее Виктории и Альберта в зале персидского искусства трудно не заметить ярлычки, указывающие на факт приобретения экспонатов в далеком дагестанском селе.

В домах большинства кубачинцев есть специальная комната «для тарелок», где одна стена сверху донизу увешана этими уникальными образцами, и это странным образом роднит кубачинцев со средневековыми европейскими торговцами-путешественниками: точно так же тарелки со всех концов света — сувениры из путешествий, свидетельства о том, где они побывали, — томились в сервантах голландских купцов; и точно так же раскрашенными персидскими и китайскими тарелками декорированы стены церквей в итальянской Пизе. Не менее знамениты найденные в Кубачи образцы средневековой резьбы по камню — их можно увидеть в Эрмитаже и Лувре.

Предков тут называют «старые мастера», семьи ювелиров — династиями, а само село — по историческому персидскому названию — Зирихгеран. В переводе это слово означает «кольчужники», а «кубачи» — оно же, но на тюркском языке. Глядя из центральной России, трудно поверить, что в маленьком селе может существовать непрерывная передача традиции прикладного искусства, но каждый, кто побывал в Кубачи, понимает, что еще пару веков назад здесь было что-то большее.